Оглавление
 
Рейтинг@Mail.ru

Говорят, что обстоятельства рождения ребенка определяют его дальнейшую судьбу. К примеру, легендарный энциклопедист XVIII века Андрей Тимофеевич Болотов, утверждал, что радостной жизни обязан принимавшей его повитухе, которая во время родов начала молиться и, опуская поклон, угодила нательным крестиком в расщелину пола: «Мать моя начала кричать и звать ее к себе, а она: «Постой, матушка, - говорит, - погоди немножко!» … между тем барахталась на полу головой и руками. Вытянуть его было не можно, перервать также … вздумала его скидывать с головы. Но … голова не прошла, а только … привязалась к полу. Мать моя … не могла от смеха удержаться … слыша усиленные ее просьбы, чтоб немного погодила…»

Мы вспомнили Андрея Тимофеевича не только потому, что ни одно уважающее издание по истории Богородицка не может обойтись без цитирования его мемуаров. Именно А.Т. Болотов оставил записи о рождении дома, в котором ныне прописалась наша художественная школа.

Дело было в 1785 году. Прибывший в богородицкое имение генерал-губернатор Калужский и Тульский М.Н. Кречетников не уставал восхищаясь недавно обустроенным парком. После Казанской церкви Болотов предложил гостям осмотреть вырытый напротив прудик с карпами. Свежепойманная рыба отправилась на кухню, а умиленный Кречетников заметил: «какой прекрасный прудок, какой мостик, какие дорожки под березками! … Жаль, что сие место очень пусто … не худо б было, если на одном конце сего прудочка построить нам корпус для богоугодного, а на другом – такой же для волостного училища; ибо мне хотелось бы, чтоб вы набрали человек тридцать крестьянских ребятишек и заставили их учиться…» Затем Кречетников, «обратясь к бывшему с ним архитектору г. Сокольникову, сказал: - Подумайте-ка, Кузьма Семенович, и сделайте мне прожектец в виде небольших каменных корпусов, однако таких, чтобы они соответствовали сколько-нибудь церкви и не обезобразили собою это место». – «Очень хорошо», - сказал г. Сокольников».

Стройкой, судя по всему, руководил сам Болотов. В усадьбе были и каменщики, и кирпичники. Кирпич делали тут же, в усадьбе, причем исключительно летом. Формовали его вручную, подсушивали на солнышке, после чего обжигали в импровизированных печах-времянках, устроенных прямо на улице.

Все вместе: маленький пруд, симметрично стоящие по его бокам двухэтажные здания и расположенная напротив Казанская церковь (архитектор И.Е.Старов, 1774 год) - составили единый ансамбль.

Не дожидаясь окончания строительства, Андрей Тимофеевич набрал из окрестных деревень «мальчиков крестьянских для составления из них волостного училища». Позднее Болотов не без удовольствия заметит: «иные из них имеют ныне большие у себя капиталы … хотя они все, равно как отцы их, сначала крайне были тем недовольны».

Присланный учитель был «малый еще совсем молодой, происходивший из рода церковников, и характера совсем распутного и негодного». История не сохранила его имени, но слава о его похождениях пережила века. Известно, что он любил приглашать к себе юных девушек, опаивать их дурманящим питьем … в общем, был ужасно коварен. Андрей Тимофеевич вел с ним борьбу неустанную и почти безуспешную. Но, как вы понимаете, в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального значения наше здание включено не из-за этой истории.

В «Богородицком волостном училище» мальчишек обучали грамоте, музыке, некоторой части арифметики и познанию должностей, дабы сделать из них людей, годных к служению в разных должностях при волости и при доме графа Бобринского. Кстати, это первое учебное заведение для простого люда на территории современной Тульской области. Да и в России подобные училища были тогда редкостью.

Чего только не происходило в наших стенах за два с лишним века! В ХIХ веке площадь здания увеличилась вдвое благодаря деревянной пристройке, ставшей в 1970-х годах каменной. Дом использовали для хозяйственных нужд графской усадьбы, здесь жили люди, как правило, служащие сахарного завода Бобринских. Так в начале ХХ века здесь жил управляющий сахарным заводом Семен Корнаухов с женой и одиннадцатью детьми.

П.А. Кобяков с первыми учениками школыПозднее здесь же работала городская общественная библиотека, которая, по утверждению старожилов, в отличие от работавшей тогда же в городе земской библиотеки, была бесплатной. Дровами, такими необходимыми во времена печного отопления, библиотеку снабжали Бобринские. Следы тех самых печей несложно найти и сегодня.

Некоторое время в этой библиотеке работала дочь директора Богородицкого сельскохозяйственного училища Вера Степановна Арнольд, ставшая позднее доктором математических наук. Однако революционеры знали ее как Татьяну Сергеевну, автора шифров, которыми пользовались подпольщики, в том числе и В.И. Ленин. Уже после революции Вера Степановна стала последней женой известного советского писателя Бориса Житкова, а после его смерти - распорядительницей его творческого наследия.

С 1934 года здание использовалось расположившимся в усадьбе санаторием «Красный шахтер». Во время оккупации Богородицка в конце 1941 года в наших стенах хозяйничали фашисты, затем, по некоторым данным, здесь лечили раненых, а 21 июня 1949 года, к 4 годовщине окончания войны, разместился пионерский лагерь.

28 марта 1969 года приказом отдела культуры Богородицка после восстановительных работ в здании открылась Библиотека искусств, а 1 октября 1971 года – Детская художественная школа, ныне носящая имя П.А. Кобякова.


Опубликовал(а): Admin, 12.09.2011
Наверх